Суббота, 10 Декабрь 2016

 
 
 
 
 

     

ЗаМОРОЗОВщина

E-mail Печать PDF

Об этой нелицеприятной истории мы уже рассказывали читателям «Белгородских известий» в материалах «С отсрочкой исполнения», «Уголовное дело возобновлено», «Обещанного три года ждут». Строительная эпопея берёт своё начало ещё в 2003 году, когда небезызвестный в определённых кругах господин Морозов взял в аренду земельный участок площадью 14900 квадратных метров под строительство жилого дома из трёх блок-секций с клинико-диагностическим центром и стоянкой автотранспорта по улице Архиерейской, 5а, дал рекламные объявления и приступил к сбору средств. К слову, привлекать средства на строительство четвёртой блок-секции он начал, не имея разрешения на строительство.

Потенциальных инвесторов жилой и коммерческой недвижимости Иван Михайлович принимал в презентабельном кабинете в фирменном генеральском мундире Белгородского регионального отделения Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (сокращённо - АБОП). За несколько лет своей бурной деятельности «академик» навручал «нужным» людям кучу орденов, похожих на государственные. Правда, позже вокруг АБОП разгорелся большой скандал, и Минюст прикрыл эту «лавочку», посчитав незаконным использование символики страны. Имидж бравого «генерала», да к тому же человека с большими связями, которыми он часто козырял, действовал на дольщиков безотказно. Поэтому люди расставались со своими кровными с лёгким сердцем. Доверчивых граждан не смущали даже размытые формулировки в договоре долевого участия. Такие, как «датой ввода данной площади в эксплуатацию считается дата утверждения акта Государственной приёмной комиссии» и «ориентировочный срок окончания строительства дома». Чем такая неопределённость чревата для дольщика, понятно даже непосвящённому в дебри юриспруденции: сдавать дом «ориентировочно» можно годами. Что Иван Михайлович, собственно, и делал.

Новоселье дольщики блок-секций № 1 и № 4 должны были справить «ориентировочно» ещё в первом-втором кварталах 2008 года. Но сроки сдачи дома без конца переносились, а к осени 2008 года вяло-текущее строительство вообще замерло. МУ «Инспекция по контролю за градостроительной деятельностью на территории города Белгорода» провело в отношении Морозова ряд проверок и выявило нецелевое расходование средств дольщиков. Те в свою очередь создали инициативную группу, которую возглавил юрист Владислав Фомин. Несостоявшиеся новосёлы, подозревавшие Морозова в хищении их средств, обратились в ОБЭП УВД по г. Белгороду. Сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями провели проверку в отношении руководителя строительной организации И.М. Морозова, но уголовное дело по каким-то причинам возбуждать не стали. Чуть позже, по предписанию городской прокуратуры, его всё-таки возбудили. Тучи вокруг Морозова начали сгущаться.

По нашим сведениям, владельца нескольких бизнес-структур Ивана Михайловича Морозова несколько раз вызывали в правительство области на «ковёр», советуя побыстрее закрыть вопрос с достройкой дома и рассчитаться с поставщиками и подрядчиками. Морозов клятвенно заверял, что давно бы завершил строительство, если бы не грянул кризис. При этом скромно умалчивал о том, что все взаиморасчёты он проводил через свои же фирмы, а по соседству с долгостроем успешно построил клинико-диагностический центр стоимостью пятьдесят миллионов рублей и выгодно продал. Предположение дольщиков о том, что именно их средства пошли на строительство диагностического центра, позже подтвердило следствие. Договор аренды земельного участка предусмотрительный предприниматель оформлял сроком на 11 месяцев и каждый год вновь продлевал на точно такой же срок. Это лишало покупателей недвижимости возможности зарегистрировать свои договоры долевого строительства в УФРС, то есть определённых гарантий.

В феврале 2009 года дольщикам всё-таки удалось настоять на заключении с ними дополнительного соглашения, в котором застройщика обязали прописать конкретную дату сдачи дома. Этой датой стало 1 декабря 2009 года. Но прошёл год, затем два, а злополучный дом до сих пор имеет лишь 75 процентов готовности.

Следствие по делу Морозова длилось больше года. Вёл его отдел № 7 СУ УВД по г. Белгороду. Материалы многострадального дела составили более двадцати томов. А обвинительное заключение едва уместилось на 89 страницах печатного текста. Следователи инкриминировали Морозову мошенничество и присвоение денежных средств в особо крупных размерах. Речь идёт о присвоенных средствах дольщиков в размере 16 миллионов 469 тысяч рублей. А также о 22 миллионах 350 тысячах рублей, взятых у гражданки Даниелян по договору подряда на строительство мебельного магазина, который бизнесмен Морозов пообещал построить индивидуальному предпринимателю на улице Губкина, 48а, но так и не построил, ограничившись вырытым котлованом. Лариса Арарати в 2008 году решила объединить свои торговые площади в один мебельный магазин. И «по дружбе» обратилась к своему знакомому Ивану Михайловичу Морозову. Тот в красках расписал, что как раз собирается строить просторный торгово-офисный центр, где ей обязательно найдётся тёплое местечко. И предложил ей заключить договор долевого строительства магазина общей проектной площадью 1200 кв. метров и стоимостью 66 млн рублей. Госпожа Даниелян не почувствовала подвоха. Договор заключила и в течение полугода сделала несколько взносов и перечислений предприятию Морозова на сумму 22 миллиона 350 тысяч рублей, привлекая для этих целей ещё и кредитные средства. Оставшуюся сумму она должна была заплатить после передачи ей уже готового магазина. Когда стало ясно, что Морозов не собирается выполнять взятые на себя обязательства (он начал от неё скрываться, перестал отвечать на телефонные звонки), обманутая предпринимательница обратилась в милицию. Позже судья вынесет вердикт: Морозов действовал с прямым умыслом, направленным на завладение чужими денежными средствами, заведомо знал, что не в состоянии исполнить договорные обязательства, но, тем не менее, заключил договор, обманывая заказчика Даниелян, полученные денежные средства расходовал по своему усмотрению.

Рассматривая дело в отношении Морозова, суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание, добровольное возмещение имущественного ущерба, причинённого одному из дольщиков. Этим единственным счастливчиком из солидного списка обманутых дольщиков по странному стечению обстоятельств оказалась мама юриста В.Б. Фомина (руководителя инициативной группы) - Н.В. Фомина, которая имела неосторожность в 2006 году приобрести трёхкомнатную квартиру для сына в злополучном доме на ул. Архиерейская. По мировому соглашению Морозов выплатил ей денежные средства в полном объёме и даже компенсацию. Мы, конечно же, поинтересовались у Владислава Борисовича, активно занимавшегося в 2008-2010 годах защитой обманутых дольщиков и неоднократно подававшего на Морозова иски, чем вызвана такая удача, каким образом юристу удалось выбить для своей мамы деньги у предприятия-банкрота. Но ясных комментариев так и не получили. Мол, от дел отошёл, хочу забыть эту историю как страшный сон и точка.

А вот остальным дольщикам этого недостроя включать «амнезию» и ставить точку в этой «заморозовщине» ещё рано. На завершение строительства дома требуется более 80 млн рублей. Имущество Морозова арестовано, но его явно недостаточно для покрытия убытков. Предусмотрительный бизнесмен позаботился о том, чтобы к окончанию следствия у него не осталось практически никаких активов. Часть бизнеса он перевёл на родственников, одно из своих предприятий успешно обанкротил. По нашим сведениям, администрация города разработала план мероприятий по привлечению к строительству дома инвесторов. Скорее всего, будут привлечены и бюджетные средства через специально созданный фонд. Дольщики создали кооператив. Но по-новой вкладываться в строительство, которое оплатили Морозову четыре года назад в 100-процентном объёме, не готовы. Мы продолжаем следить за судьбой долгостроя.

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить