Суббота, 10 Декабрь 2016

 
 
 
 
 

     

Укрощение воды

E-mail Печать PDF

- Что повлияло на выбор профессии? Трудно сказать, в роду геологов не было, а мама хотела, чтобы я стал врачом. Но когда я учился в восьмом классе средней школы, мне в руки попала вот эта книга… Из своего домашнего архива Юрий Викторович достаёт старенькую с пожелтевшими от времени страницами брошюру «Курская магнитная аномалия» 1948 года издания. Так он ещё в отрочестве был покорён романтической тогда наукой - геологией. Поехал поступать в Днепропетровский горный институт, экзамены сдал блестяще. И там ему посоветовали: с вашими математическими способностями лучше всего учиться по специальности «гидрология» на геологоразведочном факультете. Через пять лет с дипломом гидрогеолога Юрий Пономаренко приходит в институт «Белоблпроект». Ведёт инженерно-геологические изыскания, связанные со строительством. А ещё их отдел занимается проблемами водообеспечения Белгородчины. Вопрос актуальнейший, ведь в середине 50-х годов прошлого века во многих районах области не было централизованного водоснабжения. С 1956 года Юрий Викторович руководит сектором инженерных изысканий: во главе групп по четыре-пять человек ведёт разведку месторождений подземных вод и оценку водных ресурсов. Романтики хлебнули досыта. Жили в сёлах, квартируя у бабушек, еду готовили сами. В день, случалось, проходили десятки километров со всем оборудованием… За пять лет группы, с которыми он работал, разведали и оценили запасы во многих районах области. И сегодня там вода подаётся централизованно. - Конечно, тяжело было по две-три недели, а то и месяц, проводить не дома. Да и бурение скважин - работа не из лёгких. Но я ни о чём не жалею. Мы честно делали своё дело. Тогда, помню, купаешься в реке - поднимаешь миллион хрустальных брызг, такая чистая была вода. А сейчас Ворскла - самая загрязнённая река в нашем регионе: восемь предприятий сбрасывают туда стоки. Да, пытаемся с этим бороться, но сейчас, к сожалению, всё измеряется прибылями.

…Небольшое «лирическое» отступление, дающее представление о характере молодого инженера. В 1956-58 годах в Белгороде обсуждался вопрос о сносе Смоленского храма. И были руководители высокого ранга, прямо требовавшие храм взорвать, чтобы и следа не осталось. Юрий Пономаренко везде, где только можно, выступал против уничтожения этого уникального здания, помнившего ещё Смутное время и разгром польских полчищ под Смоленском. Писал во все инстанции, в газеты, не боялся выступать публично. Его вызвали «на ковёр», стыдили: «Ты же секретарь комсомольской организации, член горкома комсомола, а защищаешь наследие тёмного прошлого, идёшь вразрез с мнением партийных органов». Но Юрий проявил бойцовские качества. - Как-то утром смотрю: к Смоленскому храму подгоняют технику, рабочие начинают бурить шурфы. Я зову своих ребят из «Белоблпроекта», и мы, человек сорок, организуем вокруг храма «живой щит». Ну, рабочие покрутились, сложили оборудование и уехали. А собор остался целёхонек. Потом мне сообщили, что здание используют под какой-то молодёжный центр… Я вообще-то человек неверующий, так и владыке Иоанну сказал при встрече, но когда взрывают храмы, репрессируют священников - сердце противится. А владыка меня всё равно благословил. По какому же поводу атеист был приглашён к архиепископу Белгородскому и Старооскольскому? Владыка Иоанн вынес благодарность Юрию Викторовичу за инженерно-геологические изыскания в районе подворья Марфо-Мариинской обители.

Его долго не хотели отпускать с прежнего места работы (целых полгода уговаривали), опасаясь того, что вместе с ним уйдут многие его друзья, да и терять такого знающего, талантливого специалиста не хотелось. Но вновь победило стремление открыть новую страницу в своей жизни. Он ушёл с руководящего поста на рядовую должность, потеряв в зарплате половину. По сути, начал всё заново. В начале 60-х годов в Белгороде был создан ЦНИИ «Горосушение», в 1967 году переименованный в институт ВИОГЕМ. Пономаренко перешёл туда старшим инженером. Дело стоило того: во Всесоюзном исследовательском институте совсем иные горизонты, масштабы работы. Юрий Викторович с другими гидрогеологами вели исследования и разработку систем очищения месторождений практически по всему Советскому Союзу: в тундре Кольского полуострова, горах Таймыра и на родном Яковлевском руднике. Если прежде они бурили скважины на глубину 10-15 метров, то теперь и 500-600 метров - не предел. Белгородские специалисты вели разработку систем осушения в Болгарии, Венгрии, Германии, Франции, Бельгии, Египте, Корее, Польше. - А что вы удивляетесь, по темпам развития научно-технического прогресса мы делили 1-2-е места с США. Сейчас же откатились на 28-е место, а по уровню конкурентоспособности оказались на 62-м месте. Юрий Викторович, начавший работу со старшего инженера, со временем получил лабораторию фильтрационных расчётов. 10 лет проработал заместителем директора института. А в 1991 году возглавил ВИОГЕМ и руководил им до 2003 года.

На долю нового директора выпал, пожалуй, самый трудный период в жизни страны: как их называют, лихие девяностые. Отечественная экономика рушилась. У предприятий ни договоров, ни объёмов работ, ни денег на зарплату, ВИОГЕМ на грани банкротства, коллектив сокращается, уходят бесценные специалисты… Ваше решение, товарищ директор? - Начали со структурной перестройки, поскольку прежние виды деятельности уже были невостребованы, - вспоминает Юрий Викторович. - Коллективу нужно было найти свою нишу, то есть работу, которая имела бы спрос в новых экономических условиях. К примеру, на базе бывшей гидрохимической лаборатории ВИОГЕМа организовали центр экологического мониторинга. Специалисты института стали проводить регулярные исследования и выдавать рекомендации предприятиям как в нашем регионе, так и по всей России, касающиеся оздоровления экологической обстановки. Один из отделов института начал выполнять работы по экспертизе гидротехнических сооружений на территории всей страны… Короче, всем лабораториям, как ни сложно это было, руководство ВИОГЕМа нашло работу, имеющую спрос в промышленности. И с 1995 года ситуация в коллективе стабилизировалась: люди стали регулярно получать зарплату. Надо сказать, даже в самые трудные времена руководитель оставался учёным. В 1989 году в издательстве «Недра» у него вышла книга «Лучевой дренаж застроенных территорий», которая переведена даже на китайский язык. Значение этой работы трудно переоценить. В 2008 году в городе произошло ЧП: Дворец спорта «Космос» оказался в аварийном состоянии. Как определили специалисты института ВИОГЕМ, здание подтоплено, хотя и построено на возвышенности - в районе Харьковской горы. Вода размывала грунт под фундаментом - создалась реальная угроза существованию здания. И тогда была применена технология лучевого дренажа подтопленных территорий и объектов, разработанная Пономаренко. Сегодня ни малейшей опасности для здания нет - устойчивость фундамента восстановлена.

Когда-то я читал, что якобы творческий потенциал учёного сохраняется лишь до 30-35 лет. Сегодня доказано, что это чушь. Восьмидесятилетний учёный из Белгорода успешно решает такую глобальную проблему как инженерная защита северных регионов, которым грозит участь Атлантиды. Мы сегодня переживаем глобальное потепление климата на планете. А 63 процента территории России занимает зона вечной мерзлоты. В нормальном состоянии это монолитная скала, прочнейший фундамент, удерживающий любые сооружения. Но теперь под воздействием тепла грунт «расквасился», и здания стали деформироваться. В Якутске из-за потепления более трёхсот зданий оказались в аварийном состоянии. Аналогичная ситуация в Норильске, Амдерме, Воркуте и ряде других городов севера страны. И это касается не только жилых зданий, но и карьеров, морских берегов: льды тают, уровень морей каждый год повышается на 2-3 сантиметра. А за 20 лет? Реально растёт опасность планетарной катастрофы. Белгородский учёный разработал концепцию, предусматривающую ряд комплексных мероприятий по минимизации негативных последствий потепления климата. С этой концепцией он выступил на XI международном симпозиуме, проходившем на базе института ВИОГЕМ. Его доклад опубликован в сборнике документов этого научного форума. Речь идёт о закреплении грунтов оснований, дренаже подтопленных территорий, укреплении береговых склонов. В общем, ничего фантастического - чёткий расчёт и реальные меры, принимаемые в государственном масштабе. Поэтому учёные из разных стран приняли доклад российского гидрогеолога с одобрением. Другое дело, реализация этой концепции требует миллиардных затрат. Так что теперь слово за правительством страны… В этом же году у Пономаренко в московском издательстве «Руда и металлы» выходит книга «Противофильтрационные завесы в промышленности». У него большие творческие планы. Только чуточку ностальгии звучит в его словах: - У меня две дочери, четверо внуков и четверо правнуков - уже все работают. Но, к сожалению, гидрогеологом никто не стал. Похоже, время романтики, трудового энтузиазма уходит вместе с нашим поколением.

Похожие новости:
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить